Немного о последствиях отцовской суровости


отцовская суровость

Главному герою сегодняшней моей истории за 40. И почти половину своей жизни он томится в тюремной камере, а впереди еще несколько лет заключения. Что привело этого мужчину в эти мрачные стены?..

Началась его жизнь в полной семье, со всеми атрибутами советского прошлого, так хорошо знакомого поколению 80-х: успехи в школе и в спортивной секции, увлечение книгами... Видный юноша, только молчаливый. И причиной этому – заикание. Очень стеснялся наш герой этой своей особенности. Потом, уже будучи взрослым мужчиной, начнет он разбираться в причинах этого недуга. В одной «умной» книжке он вычитает фразу: «Детство – колыбель неврозов» и тогда начнет вспоминать подробности того жизненного периода: не в меру строгого отца и мягкую, любящую маму…

А папа, как многие мужчины, пребывал в плену заблуждения – вырастить из мальчика мужчину можно лишь в суровой строгости…

Не в этом ли кроется причина «бесчувственности» большинства представителей сильного пола, которым в детстве внушили запрет на чувства («мужчины не плачут», «будь мужчиной», «не распускай сопли»? А расплата за такие установки – ранние инфаркты, гипертония и инсульты. Именно эти заболевания возникают у человека, который вытесняет свои чувства и не позволяет себе их проживать.

Часто ценой родительской строгости становится заикание, или, другими словами – логоневроз. Согласно медицинскому определению, «логоневроз – это судорожное нарушение плавности речи в виде непроизвольной задержки, повторения или затяжного произнесения отдельных звуков, слогов или слов».

Обычно, логоневроз развивается в детском возрасте от 3 до 8 лет, у мальчиков в три раза чаще, чем у девочек. Данная проблема может быть связана с недостатками центральной нервной системы ребенка. Это медицинский аспект, и мы не будем на нем подробно останавливаться.

Мы рассмотрим логоневроз как невротическое расстройство, связанное с психологической травмой, испугом или другим сильным переживанием. Родители заикающегося ребенка склонны искать помощи у логопеда, воспринимая это как дефект речи. Либо они направляются к детскому психоневрологу, особенно, если узнают синоним слова заикания – логоневроз. Однако, грамотный специалист обязательно направит такую семью на консультацию к семейному психологу. Ни логопед, ни врач не смогут искоренить данный симптом, потому что и тот, и другой работают с последствиями, а не с причиной.

Логопед работает над коррекцией дыхания и тембра голоса, выработкой правильного ритма и темпа речи, активной тренировкой плавной и слитной речи.

Медикаментозное лечение может включать транквилизаторы, противосудорожные, ноотропные препараты, успокоительные средства. Действие этих препаратов временно и может лишь уменьшить проявление симптома.

Работа психолога будет направлена на выявление причин появления заикания и коррекции атмосферы, в которой растет ребенок (в случае детского заикания), либо проживание клиентом чувств, которые он в свое время вытеснил (в работе со взрослым клиентом).

Так, в моем примере выяснилось, что во время занятий с отцом мальчик настолько боялся его строгости, что медлил с ответом, сомневаясь в правильности, и постепенно это закрепилось в виде растягивания звуков. Так появилось заикание.

Работа с данным клиентом была направлена на выстраивание отношений с отцовской фигурой. Ведь даже внутри взрослого мужчины всегда живет маленький мальчик, который до сих пор может бояться отца. Свою роль сыграло и понимание причин отцовской строгости, которое появилось благодаря анализу информации про жизненные обстоятельства папы и особенности родительских установок. Надо сказать, что в приведенном примере клиенту практически удалось преодолеть заикание, за исключением случаев сильного волнения. Но и тогда симптом почти не был заметен.

И все-таки, каким образом вполне успешный мальчик превратился в преступника? Достигая профессиональных успехов, Клиент делал это не для себя, и даже не для своей семьи. Подсознательной целью его успешности было доказать ОТЦУ, что сын СОСТОЯЛСЯ. И отец очень гордился своим сыном…

Удивительно, как успехи детей тешат самолюбие родителей. Конечно, ведь ребенок является их продолжением. И наоборот, неудовлетворенность матери или отца собой часто влечет обесценивание собственного ребенка.

Казалось бы, в отношениях отца и сына появилась долгожданная гармония. Но продолжалось это недолго. Каждому свойственно совершать ошибки, большие и малые. Вот и наш герой ошибся в своих бизнес-расчетах, и ему срочно понадобился кредит. У отца была возможность помочь сыну, и наш герой знал об этом. Но тогда ему пришлось бы признаться в своей ошибке, а этого парень допустить не мог. Он решил справиться самостоятельно, и в конце концов это привело его на путь преступления.

Что же на самом деле произошло? Налицо эмоциональная зависимость сына от отца, которая закрепилась еще в далеком детстве. Не желая ее проявлять во взрослом возрасте, наш герой ушел в контрзависимость: попал под влияние криминального авторитета, тем самым сменив одну родительскую фигуру (явную) на другую (неосознанную).

Возникает вопрос: чьей ответственности больше в происшедшем? Молодого мужчины, преступившего закон, чересчур сурового отца или матери, мирившейся с деспотизмом мужа? Трагедия коснулась каждого и в разной степени каждый в ответе за нее. Но с родителей спрос всегда больше…

Одна моя знакомая когда-то сказала фразу: «Мы все калечим своих детей». В этом много правды, горькой и неизбывной. «Мы воспитываем детей именно в те моменты, когда меньше всего думаем об этом»… Хотелось бы, чтобы наше взаимодействие с ними носило более осознанный характер.

Автор Наталья Тарасенко

Помогите проекту - поделитесь статьей в соц.сетях! Спасибо! 🙂
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Читайте также

Оставьте комментарий