Теория и практика экзистенциальной психологии: о смерти и о жизни.  


о смерти и о жизни

Ведь никто же не знает ни того, что такое смерть, ни того, не есть ли она для человека величайшее из благ, а все боятся ее, как будто знают наверное, что она есть величайшее из зол.

Платон – «Апология Сократа» 

Говорить о смерти – очень сложно. В такие моменты кажется, что человеческий язык еще не изобрел верно подходящих слов, кажется, что наша культура еще не сумела изобрести правильные представления о смерти.

Но на самом деле это не так, ибо смерть – это то, что существовало всегда, каким бы ни был уровень развития культуры и общества; и развитие человечества не могло не касаться проблемы смерти, поэтому на самом деле уже есть и уже сказаны и правильные слова, и представления о конечности нашего бытия. Поэтому преодолеть собственное душевное препятствие и поговорить об этом можно, а главное – нужно.

Экзистенциальная психология учит тому, что причиной неврозов, как я писал ранее, есть конечные данности. Безусловно, смерть это самая «сильная» и пугающая данность; но стоит отметить, что человек, приходящий в терапию, зачастую не ощущает их по отдельности: «вот тут я боюсь смерти, а здесь меня пугает мое одиночество». Нет, все они представляются единым целым, и поэтому в терапии в след за одним, поднимаются все вопросы существования. Бессмысленность жизни – определяется ее конечностью, когда не станет самого носителя смысла; но экзистенциальный выбор все равно предстоит делать каждому, это и есть пугающая свобода; и перед лицом этой свободы человек одинок, так же как при рождении и смерти; а одиночество – это изоляция, будто «репетиция» того, что будет во время кончины.

Однако, для удобства мы отделяем эти вещи друг от друга, мы говорим о них отдельно, потому что осознать эту целостность, то, что философы (например, Хайдеггер) называют «Экзистенциальным Ужасом» — можно только лишь по прошествии долгого времени и изучения; да и в психотерапии перед нами стоят несколько другие цели.

В той или иной форме смерть всегда присутствует в кабинете психолога. Хотелось бы поделиться размышлениями Германа Фейфела на счет смерти, которые могут подтвердить это замечание:

«Фрейд постулировал существование у человека бессознательного желания смерти, которое он связывал с некоторыми стремлениями к самоуничтожению. Мелани Кляйн считает, что страх смерти лежит в корне всех идей преследования и, таким образом, косвенно в основе всех видов тревоги. Пауль Тиллих, теолог, чье влияние чувствуется в американской психиатрии, построил свою теорию тревоги на онтологическом утверждении о том, что человек конечен, субъект идет к небытию. Отсутствие защищенности может быть хорошим символом смерти. Любая потеря может представлять главную потерю. Юнг рассматривал вторую половину жизни как бытие, детерминированное индивидуальным отношением к смерти…»

Говоря о современности, мы предполагаем зачастую иллюзию прогресса – в науке, обществе, здравоохранении и т.д. Я не буду вдаваться в критику этого «самообмана», скажу лишь то, что смерть остается неразрешимой проблемой. И что в прежние времена человека заботило буквально собственное выживание, и что сегодня, когда условно «западный» человек, добился высокого уровня жизни и т.д., эта проблема остается такой же болезненной. Ведь вопреки всему – медицине, технологиям, прогрессу – человек все равно умирает. И это не может его не тревожить. Но человеческая психика заботливо «оберегает» личность от таких мрачных мыслей. Происходит процесс «вытеснения» переживаний о смерти (а с ней мы встречаемся регулярно, сами того не замечая) в бессознательное.

Смерть – как самая очевидная и актуальная данность всегда является примером того, как работает наша психика. Бессознательное – это не просто «емкость», хранилище для запретных мыслей и табу, это скорее постоянный «процесс», сопровождающий нас 24 часа в сутки. Смерть и сопутствующие ей представления будто «стираются» из сознания, но остаются в памяти; и в моменты некоторых послаблений сознаний, например во время сна, бессознательное прорывается наружу, в случае сна – через сны. Другая форма проявления – это отображение в творчестве, в искусстве, через рационализацию. Вот почему психологам-экзистенциалистам (как, впрочем, и большинству других психологов) так важен анализ сновидений и произведений искусства.

Но бесконечное игнорирование смерти, ее отрицание может пагубно сказаться на человеке. Естественно, все мы боимся умереть, но иногда этот страх превращается буквально в навязчивую идею. Или же, еще чаще, невротик, приходящий к психологу, часто приходит с симптомами далекими от тревоги смерти; но само невротическое состояние пробуждает затаенный страх смерти – и «невротический круг» замыкается. Страх смерти тревожит невротика, невротик становится еще более восприимчив к смерти.

Сейчас рассмотрим некоторые типичные жалобы, которые испытывают пациенты, и за которыми кроится страх смерти. Например:

1) Панические атаки, фобии.

Для начала нужно пояснить, что между страхом и тревогой есть разница, всем нам интуитивно понятная. Страх – это переживание и дискомфорт перед чем-то конкретным (пусть и вымышленным или галлюцинаторным). Тревога – это страх без объекта страха, беспричинный страх. Много лет тому, Хайдеггер, о котором я уже упоминал, говорил о том, что Ничто – есть наше Бытие. Но смерть – это закономерная и неотъемлемая часть нашего бытия, а значит, и тревога имеет под собой основание – страх смерти, онтологически тревожащий нас изнутри. И как верно заметил Ролло Мэй, беспричинный страх силится отыскать себе причину.

Этими «псевдо»-причинами может быть что угодно – и фобии, и навязчивые опасения. Характерно то, что в любом виде терапии они проходят довольно быстро, но очень часто на их место могут прийти другие фобии, и так буквально до бесконечности. Преодолевая страх перед чем-то, важно раскрыть его до конца и найти настоящую причину.

Особняком стоят т.н. панические атаки – психосоматические расстройства, возникающие периодически. Они появляются ниоткуда и так же быстро исчезают, а их природа досконально на сегодня неизвестна. Однако, я полагаю, что причиной панических атак выступают сильные переживания, связанные со смертью, угрозой жизни, болезнями и/или эмоциональными потрясениями.

Автор этих строк, в детстве страдающий такими же паническими атаками, на себе перенес тяжесть этого расстройства. В моем случае, побуждающей причиной были многократные госпитализации в раннем возрасте, а также крайняя моя впечатлительность. В результате это приводило к состоянию, когда мое психосоматическое состояние подрывалось, и я, среди всех прочих физических (тошнота, судороги, сердцебиение, температура) симптомов, ощущал буквальную тревогу, страх перед тем, что меня не станет. Она заполоняла мое сознание и тело.

Только спустя несколько лет, неосознанно (через рационализацию и «покорение» смерти готической литературой) преодолев свой собственный страх, я сумел приблизиться к истинной причине детского недуга и избавиться от него. Конечно же, благодатная природа самоанализа, естественно, не дает мне права претендовать на истинность, но, начав собственную практику, я неоднократно убеждался в правоте своих размышлений.

2) Алкоголизм, наркомания и т.д.

Ошибочно полагать, что злоупотребление «веществами» – единственно проблема воспитания, семьи или социального статуса. Эти клейма очень легко ставятся и служат для объяснения проблемы с точки зрения общества, но их истинность никак не связана с реальными причинами. Скажу лишь то, что алкоголизмом страдают люди как в богатых, так и в бедных семьях; наркоманами становятся независимо от социального статуса. Непьющие семьи вполне могут обзавестись алкоголиком и наоборот. Причина – в сугубо человеческом («экзистенциальном») выборе личности… Но об этом мы будем говорить подробнее тогда, когда речь пойдет о свободе и ответственности.

Злоупотребление чем-либо зачастую является одной из множества проблем, если хотите – ее вершиной. Но нередко причина – это стремление подавить, «забить» в себе тревогу, переживания, которые рвутся наружу и мучают человека. В этом смысле, шутка про «бутылку вина – моего психотерапевта» имеет реальное значение. Как мы рассматривали выше, наиболее травматичными переживаниями являются те, которые связаны со смертью, угрозой существованию личности. Не обязательно, чтобы угроза личности была прямая – такой точкой отправления может послужить и утрата или болезнь близкого человека. Я не хочу опошлить ситуацию, сказав, что потеряв близкого, человек переживает близость смерти, и лишь о том, чтобы подобное не случилось с ним. Но я полагаю, что к горю утраты и переживанию добавляется, конечно же, и собственная тревога, которая может в дальнейшем сильно исказить жизнь человека.

(Уже закончив страницу, я подумал, что…) При состоянии опьянения, люди испытывают бесстрашие – даже самый хрупкий и боязливый человечек может стать агрессивным и, позабыв о безопасности, совершать по крайней мере напрасные и рискованные поступки: ввязаться в драку, залезть на высоту т.д. Эти размышления привели меня к следующему выводу: один из способов преодоления собственной тревоги смерти является символическая «победа» над ней (Подобного рода идей придерживается и И.Ялом). И нет, вновь я не хочу свести проявления героизма и сознательный (и оправданный) риск человека лишь к преодолению смерти, нет. Это относится к тем поступкам, которые совершаются напрасно, без должного значения и смысла – молодцеватость, пафос, юношеский героизм и эйфория «героя» – ничто иное, как триумф над смертью. Другой вопрос в том, что это триумф временный, и вскоре потребуется его новая «доза».

3) Проблемы сексуального характера.

Я не погрешу против истины, если скажу, что сексуальность – так хорошо изученная сегодня, до сих пор нам мало знакома. Знакомы техники секса, знакомы физиологические особенности секса, знакомы сексуальные патологии… но смысл секса по-прежнему нам не знаком. Вернее так – он не знаком обществу, которое активно манипулирует темой сексуальности с конкретным человеком. И что сказать – манипуляция имеет успех.

Как-то раз ко мне на прием пришел молодой человек, всего на несколько лет старше меня. Он обладал приятной внешностью и манерами, но никак не мог построить какие бы то ни было стойкие отношения, потому что повсеместно искал секса. Даже встречаясь с нравившейся ему девушкой, он продолжал заниматься поиском партнерш. Кто-то скажет так, очень просто: «бабник!». Кто-то, польстившись на дон-жуанство, скажет «красавец! гуляет пока может!». Но мы оба – и я, и он, чувствовали, что причина не в характере или привычке. Но уже спустя две-три встречи он перестал ко мне обращаться, и более мы с ним не виделись. Свет на этот случай пролило описание собственного клиента Яломом, который однажды в процессе терапии обнаружил сексуальную компенсацию страха смерти. Т.е., для пациента единственным способом победить смерть было как можно чаще «побуждать себя к жизни» через секс, источник не только удовольствия, но и символический акт единения с жизнью. И только сейчас, анализируя наши встречи, я пришел к выводу, что и мой подопечный – молодой, красивый и здоровый, боялся, что все это исчезнет, а он – умрет, и таким образом он подавлял свой страх смерти.

Но если эти случаи и можно проинтерпретировать как-то иначе, то следующий факт будет красноречивым подтверждением всего вышесказанного: стремление к сексуальной активности увеличивается у смертельно больных. Но удивительнее всего то, что смертельно больной партнер становится еще более привлекательным для окружающих! Буквально «овладев» смертью или прикоснувшись к источнику жизни, человек теряет на время тревогу перед смертью…

Конечно же, эти зарисовки отображают лишь небольшую часть психологических проблем связанных со смертью. Главная же моя цель – это показать то, насколько всепроникающим может быть страх смерти, и какое место может занимать в жизни человека.

Но сейчас, когда, казалось, проблема смерти, стала хотя бы несколько ближе к пониманию, нужно заметить следующее – смерти, как таковой, нет. Проблема состоит в том, что смерть не может быть постигнута нами, и само представление о ней – в разных культурах, религиях и даже социальных средах – может отличаться, причем весьма кардинально. Поэтому, я отмечу – смерть – это в первую очередь культурное привнесение, исходящее из традиций, мировоззрений т.д. И если откинуть «смерть» как искусственное слово, перед нами возникнет страх перед не-существованием или Небытием. У нас, в силу ограниченности нашего сознания, нет понимания того, что такое смерть, и эту метафору мы употребляем скорее как означающее страх перед Небытием или Онтологическим страхом. Этому страху и воздействию феномена Небытия (смерти) я посвятил свою книжку – «Между Тьмой и Светом». Но все это, между тем, не отменяет того, что призрак Небытия или Смерти постоянно находится рядом с нами.

Экзистенциальная психология и философия – это те области знаний, где смерть не ограничивается «кабинетными» понятиями, или не считается привнесенным впечатлением, «побочным» продуктом жизнедеятельности. В экзистенциализме проблема конечности бытия, проблема (по-сартровски) «бытия и ничто» играет одну из важнейших ролей, и мне кажется это вполне справедливо. «Помни о смерти» – гласит знаменитое выражение. Но мне хотелось бы сказать следующее: смерть не является чем-то априори ужасным. Я не зря вынес в эпиграф строчку из «Апологии Сократа» Платона. Вчитайтесь, друзья: «Ведь никто же не знает ни того, что такое смерть, ни того, не есть ли она для человека величайшее из благ, а все боятся ее, как будто знают наверное, что она есть величайшее из зол». В самом деле, мы знаем о смерти слишком мало, но и слишком сильно боимся ее. Но, как показывают тысячелетия – смерть неизбежна, но человек всегда может выбирать – кем будет для него смерть – учителем или палачом.

Мне хотелось бы услышать и ваше мнение о проблеме смерти, или, возможно, вы можете поделиться своими впечатлениями на счет темы этой статьи: your-psychologist@inbox.ru. Спасибо!

Автор Дмитрий Лобачев

Между тьмой и светом

Купить книгу Дмитрия Лобачева «Между тьмой и светом» вы можете на нашем сайте

КУПИТЬ

Читайте также другие статьи из цикла:

Теория и практика экзистенциальной психологии: Краткая история

Теория и практика экзистенциальной психологии: соотношение человека и экзистенции: как это работает?

Теория и практика экзистенциальной психологии. Причина невроза и экзистенциальные данности

Читайте также

Помогите проекту - поделитесь статьей в соц.сетях! Спасибо! :-)
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Оставьте комментарий