Свобода и зависимость: история вопроса


Свобода и зависимость: история вопроса

Недавно моей маме позвонила приятельница с просьбой подсказать особенности нумерации домов на улице, где живут наши знакомые. На мой вопрос, зачем ей это было нужно, мама ответила, что подруга старалась для сына, которому нужно поехать по этому адресу. А сыну, ни много ни мало, под сорок…

И это только один эпизод, ярко характеризующий особенности отношений мамы и сына. Для этой женщины не является абсурдным ее стремление таким образом помочь. Ей в голову не приходит, что столь пустячную задачу сорокалетнему мужчине вполне по силам решить самому (я больше чем уверена, что он и не просил маму об этой услуге). И тут возникает дилемма: если ЕМУ это не нужно, значит, это необходимо ЕЙ. А зачем? Это удел всех одиноких женщин – жить жизнью своих взрослых детей. Причем такое одиночество не всегда подразумевает отсутствие мужа. Можно быть замужем много лет и оставаться во внутренней изоляции. Это трагедия большинства замужних женщин.

Слушая истории своих клиенток, я все время убеждаюсь в этом: «Мы с мужем живем как соседи в коммуналке» – рассказывает мне еще достаточно молодая привлекательная женщина с грустными глазами. «И вроде бы все для жизни у нас есть, только… нет понимания, мы почти не разговариваем друг с другом. В лучшем случае, можем обсудить какие-то бытовые вопросы. Я вообще подозреваю, что у него есть женщина на стороне. А моя единственная отрада – это сын. Он понимает меня без слов. Всегда готов прийти на помощь». И сколько в этом гордости и самодовольства – «вот, воспитала себе на радость»! А каково при этом сыну – быть смыслом жизни матери? И вся горечь ситуации в том, что ребенок воспринимается женщиной как часть ее самой, а значит, своей жизни у него быть не может… С чего все начинается? С одиночества в браке. Когда улетучивается эйфория, и недостатки друг друга становятся виднее достоинств. Можно, конечно, начать непростой путь построения отношений, но ведь куда проще переключить свое внимание на ребенка (и здесь не суть важно, девочка это или мальчик, ключевыми являются те эмоции, которыми можно обмениваться с чадом в качестве заполнения супружеской пустоты). Одна моя знакомая делилась своими переживаниями в таких выражениях: «Ты себе не представляешь, как ОН меня обнимает, целует, как смотрит на меня»! Так женщина говорила о своем двухлетнем сыне. Налицо их эмоциональное слияние. Можно представить себе, как трансформируются их отношения, когда мальчик станет юношей, а потом и взрослым мужчиной, если его мать не обретет женского счастья в супружестве. Ведь Эдипова комплекса никто не отменял…

Хочется задержаться на этом феномене – эмоциональном слиянии в отношениях. Надо сказать, что это явление встречается достаточно часто на разных уровнях коммуникации – и в супружестве, и в партнёрстве, и в детско-родительском взаимодействии. В отношениях матери и ребенка такое слияние весьма распространено. Как оно образуется? Вам приходилось слышать выражение: мама и чадо – одно целое? И до поры до времени это нормально, а именно – до трехлетнего возраста дитяти. К трем годам и мама, и ребенок должны быть морально готовы к первому этапу психологической сепарации. Именно в этом возрасте на воспитательную арену должен выйти папа и занять здесь главенствующую роль.

Знаете ли вы, в чем заключаются основные функции отцовства и материнства? Если говорить коротко, то любящий папа отвечает за власть, дисциплину и порядок, а мама – за любовь, защиту и поддержку. Другими словами, папа – блюститель семейного порядка, мама – эмоциональная, заботливая, нежная, ласковая. Вам часто встречалось подобное распределение ролей в современных семьях? Ответ предполагаю отрицательный, и тому подтверждение – кризис семьи, о котором сейчас трубят педагоги, психологи, социологи.

Так вот, отец должен сыграть решающую роль в процессе сепарации ребенка от матери. Каким образом? Именно папа формирует женственность в девочке и мужественность в мальчике. Дочь должна чувствовать себя привлекательной, умной, интересной в глазах папы, а мальчик, направляемый и поддерживаемый отцовской рукой, воспитывает в себе такие волевые качества, как целеустремленность, инициативность, решительность, настойчивость, выдержка и дисциплинированность.эдипов комплекс

В реальной жизни мы чаще видим самоустраняющихся мужей и отцов – слишком занятых на работе, чересчур увлеченных своими интересами, или попросту инфантильных особ, проводящих время за компьютером, перед телевизором или в компании друзей за бокалом пива. Это правда жизни. И выход находится – издерганная, обессиленная мать, вынужденная взвалить на себя работу, быт, вопросы воспитания, находит отдушину в чрезмерной эмоциональной близости с ребенком, который становится ей «психологическим мужем».

Как это выглядит в реальности? Послушный, организованный, примерный ученик, часто с «синдромом отличника» сын (или дочь) и властная мама, которая для него авторитетна во всех вопросах, всегда готова прийти на помощь, любящая его безусловно (такая мама оправдает в любых ситуациях, для нее сыночек – эталон, и, конечно, нет в мире женщины достойной его, КРОМЕ НЕЕ, ЕГО МАМЫ).

Но вернемся к вопросу детско-родительской сепарации. Если папа со своей задачей вовремя не справился, у ребенка есть шанс психологически отделиться от родителей по истечении подросткового периода его жизни. О психологии подростков и поиске взаимопонимания с ними написано очень много. Мне бы хотелось остановиться на таком важном аспекте переходного периода, как обретение личностной свободы. Ведь в чем суть этого кризиса – в поиске идентичности (самовыражения) ребенка. А на этом пути как раз встречается все то, что так пугает родителей: ошибки – «не с теми дружит», переживания – «влюбился, как бы не разочаровался», впадение в крайности – «вчера он решил поступать на экономический, а сегодня заявил, что станет дальнобойщиком». Как же тут предоставить ему свободу? Гораздо безопаснее сделать так, чтобы ребенок присвоил родительскую точку зрения: дружить с мальчиками из приличных семей, ухаживать за дочкой наших друзей, а в профессии нужно идти по стопам отца – он известный профессор точных наук, и тебе туда дорога. И вовсе не берется в расчет тот факт, что у ребенка очень развиты художественные способности, и он с детства мечтает быть художником. А как же всего этого можно добиться? Только покорив волю ребенка своей, сделав его эмоционально зависимым, то есть быть с ним в эмоциональном слиянии. Такая мама никогда не будет одинока.

Помните, в фильме «По семейным обстоятельствам» пожилая мать тяжело переживает женитьбу сына: «Он написал семнадцать ее портретов, называет ее «Галчоночек», а для меня у него есть одно сухое «Ма»! Раньше перед сном он заходил ко мне в комнату, чтобы поговорить о том, что произошло за день, посоветоваться о своих планах на за завтра, пожелать мне спокойной ночи. А теперь ему некогда, он выговаривается в другой комнате». Это сетования одинокой женщины, лишившейся привычного и такого важного – своей значимости в судьбе сына. А на самом деле все просто встало на свои места.

Но это в фильме, а в реальной жизни такие сыны и дочери крайне редко решаются обзавестись семьей, потому что привести в дом супруга (или супругу) – для них равноценно предательству по отношению к матери.

Тема психологической сепарации обширна и болезненна. Одно важно знать: личностная свобода ребенка невозможна без «разрешения» на нее родителей. Ведь если мама хочет «привязать» к себе сына или дочку, она найдет много способов сделать это (манипулирование здоровьем – «если ты уедешь поступать в другой город, я этого не переживу, сам знаешь, какое у меня слабое сердце»; внушение чувства вины – «я пожертвовала для тебя своим женским счастьем»). А на самом деле, такой маме необходимо признать одно – свой бескрайний эгоизм. Ведь живя жизнью своего ребенка, она не позволяет ему эту жизнь жить самому.

Автор Наталья Тарасенко

Помогите проекту - поделитесь статьей в соц.сетях! Спасибо! 🙂
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Читайте также

Оставьте комментарий