Животные, а не люди

Певчие

Право на лево

Страхубики

Табу. Презумпция тишины.

Универсальная амёба

Почему я делаю забавы для Psychologies.Today

Я изобретаю именно забавы, а не игры. Разница в том, что игра ведётся по установленным и принятым игроками правилам на выделенном пространстве, а забава устанавливает правила и границы для дальнейшей игры.

Например, типичная забава мальчиков – дёргать девочек за косички. Они пробуют реакцию девочек, пробуют грань, за которой можно получить ответ, пробуют прояснить на разных девочках «насколько» они могут к ним приставать, исследуют, как далеко может зайти насилие без ответной реакции, и по каким правилам можно избежать наказания. Если используемая ими сила слишком велика, то мальчики получают оплеуху от девочки, жалобу более сильному или просто плачь и бегство.

Забавляются дети и с предметным миром, и с людьми. Забавы с предметами определяют границы тела и физических возможностей. Например, когда лепят в песке куличики, дети пробуют податливость песка своим рукам. Так же они забавляются со своим телом, залезая на деревья, прыгая в воду, играя с мячиком...

Начиная приблизительно с полутора лет, в забавах формируется социальная личность и очертания собственного «Я». Дитя начинает, например, покусывать грудь матери во время кормления, смеётся, когда кусает, и смотрит на реакцию мамы: в какой мере мама допустит быть покусанной. Или стаскивает со стола еду и бросается посудой, с улыбкой поглядывая на взрослых, как бы спрашивая: «Ну и что мне за это будет?».

Забава смешна в первую очередь для инициатора и фактически провоцирует другого человека на ответные действия. Так инициатор пробует, насколько далеко он может зайти в своей активности и радуется, когда ему удаётся подвинуть границу терпения. А если не удаётся, то он получает знак – физическое сопротивление, оклик, убегание, удар, крик, щелчок…

Чем старше ребёнок, чем шире его социальный и географический горизонт, тем разнообразнее забавы, тем точнее формируются очертания и правила в отношении различных социальных групп. Забава становится инструментом формирования личности. Через неё усваивается культура, правила поведения в обществе, формируется структура собственного «Я».

По мере того как человек взрослеет, как он пробует в забавах спорить, нападать, угрожать, провоцировать и т.п., он формирует ментальную карту, по которой уже ведутся игры. Постепенно забавы отходят на второй план и оставляют выросшим людям игры по правилам в определённых местах. Правила могут быть прописаны в законах, приняты негласно в обществе как мораль, устоятся как алгоритмы в межличностных отношениях.

Например, в типичной игре жертвы, преследователя и спасателя установлены границы и правила для определённого общества и набора игроков. Жертва чувствует, насколько она может быть жертвой, преследователь соблюдает величину насилия, а спасатель знает, в какой момент нужно помочь. Большинство участников довольны игрой до тех пор, пока один из игроков не выходит за принятые рамки. Например, женщина, которая не усвоила в детских забавах границы плача, срывается в истерики и депрессию, спасатель, которому в детстве не прояснили куда и как оттаскивать жертву, может внезапно сам стать насильником, чрезмерно изолируя жертву от игры. Чтобы вернуть людей в типичную и приемлемую игру, психологу приходится их возвращать сначала в забаву.

Однако чаще всего психологи пользуются речью для практики и не наказывают подопечных. Поэтому я создаю прецеденты забав для индивидуального использования и называю их «бумажное зеркало». Они чем-то похожи на реальные зеркала, перед которыми подростки корчат рожи или красуются, забавляются сами с собой. Есть в коллекции и бумажные зеркала для социальных коммуникаций с лёгким контактом для участников: поглаживание, дуновение, щелчок... Я придумываю дизайн и рисунки в «бумажных зеркалах» так, чтобы, как и в реальных забавах, человеку было весело ощупывать границы себя и отношений, исследовать их.

В типичной психологической практике смех обычно завершает серию сеансов и демонстрирует выход человека на новый уровень развития личности через катарсис. Психолог вербально формирует личность и часто сам демонстрирует границы. В то же время защитные механизмы личности, такие как отрицание, сопротивление, перенос и т.п., пробуют сломать ограничения, установленные психологом. Фактически психика клиента забавляется на сеансах с терапевтом, но, пропустив этап в детском развитии, делает это по-взрослому грубо и серьёзно.

Далеко не все, нуждающиеся в помощи, способны прийти на открытое взаимодействие к психологу или в группу, поэтому я предлагаю желающим самостоятельно и бесплатно использовать материалы из этого раздела для оценки своих установок и сил. Фактически забавы и юмор здесь служат тестом для читающего, как зеркало для самооценки. Если человек видит смысл или юмор в публикации – значит, он созрел для непосредственной работы с психологом. Помните, что пятна Роршаха возникли из его забавы с чернильными кляксами со школьниками и стали серьёзным инструментом в диагностике.

Короче, пробуйте, пользуйтесь, отзывайтесь своим мнением.

Иван Сидоров