Применение литературы в экзистенциальной психотерапии


Библиотерапия

Собственно говоря, эта статья (или правильнее тезисы к статье) – в равной степени и философское и психологическое размышление о качествах сразу двух предметов, а именно: художественной литературы как психотерапевтического метода, и экзистенциальной парадигмы в психологии в целом. Основываясь на изучениях работ отечественных и зарубежных психологов, а также собственном опыте, я постараюсь кратко изложить свои мысли о возможности их совмещения в рамках единого психотерапевтического процесса.

Для начала необходимо дать определения и характеристику применения художественной литературы в качестве терапевтического метода. Первым, кто ввел в обиход термин «библиотерапия» был американский эссеист Сэмюель Кротерс в 1916 году. Общепринятое определение звучит так: «Библиотерапия – специальное коррекционное воздействие на клиента с помощью чтения специально подобранной литературы в целях нормализации или оптимизации его психического состояния» [1]. Этот метод достаточно прост и эффективен, и большинство людей с ним интуитивно знакомы, говоря о своих «любимых» или «настольных» книгах, которые «помогают справиться со стрессом».

Определение экзистенциальной психологии не поддается настолько точной формулировке, однако мы можем охарактеризовать ее, как такую, чье внимание фокусируется на базисных (онтологических) данностях существования, т.н. конечных экзистенциальных данностях: смерти, одиночестве, бессмысленности, свободе. Исходя из этого, экзистенциализм говорит и о времени, выборе, смысле, ответственности и т.д. – иначе говоря, обращается к тому, что в равной степени знакомо всем людям, опять-таки, интуитивно.

Вероятно, ни для кого не составит особой сложности признать, что литература является своеобразной квинтэссенцией человеческой мысли и опыта, переживаний и чувств, и если жизнь человека состоит из этих данностей, мы можем судить о них и исходя из литературы. «Хорошая книга — это подарок, завещанный автором человеческому роду», говорил Джозеф Аддисон. Экзистенциальные вопросы же, как одни из наиболее проблематичных модусов нашего существования, чаще других находят свое отображание в литературе. Это закономерно, ведь выражаясь словами Ирвина Ялома, адессованными коллегам-терапевтам: «преимущественное большинство опытных терапевтов опираются на многие… экзистенциальные идеи, независимо от их принадлежности к другим идеологическим школам» [2, с.9].

На основании вышеперечисленных фактов, мы можем утверждать, что специально подобранная литература в состоянии действительно иметь терапевтическое влияние на пациента. Рассмотрим же, какое именное:

  1. Ответ на запрос клиента в терапии. Ряд запросов, такие как, например, «обессмысливание жизни» или «чувство собственной беспомощности», является обращением в первую очередь к самому к себе, и роль психолога состоит часто лишь в упорядочивании размышлений клиента. Нельзя привнести «чужой» смысл в «свою» жизнь человека, этот смысл должен быть исключительно самотрансцедентен. Литература же способна живым языком не только сформулировать ответ на вопрос, но и взглянуть на него с принципиально другой позиции – от третьего лица, при этом находясь в рамках системы «клиент-терапевт» и не отторгаясь от собственной личности.
  2. Переживание и переосмысление; воссоздание личностного конструкта. Некоторые события, особенно тревожные и травматичные, нарочно быстро забываются или вытесняются из памяти. Для того, чтобы вспомнить их и пережить, т.е. решить внутренний конфликт связаный с ними, человеку часто необходимо месяцами посещать своего психолога. Однако, правильно подобранное произведение способно в безопасной манере «напомнить» конфликт и позволить переосмыслить его.

Термин «личностный конструкт» я позаимствовал у когнитивиста Дж.Келли, так как полагаю, он наиболее четко дает определение тому создаваемому субъектом классификационно-оценочному эталону, с помощью которого осуществляется пониманием объектов [3, с.191]. С точки зрения экзистенциальной психологии и философии, личностный конструкт основывается на понимании аутентичности и уникальности каждого человеческого бытия «Я». По Бинсвангеру: «Я есть «аутентичное я», или я существую аутентично, когда «я» решительно разрешает ситуацию в действии, другими словами, где настоящее и бывшее объединяются в аутентичном настоящем» [4, с.130]. На одной странице книги мы можем поместить и воображаемое-настоящее и воображаемое-прошлое/будущее, и этим конструктом «отыграть» какие-то важные жизненные обстоятельства.

Название и автор Терапевтическая сфера Особенности произведения
Эрих М. Ремарк –

«Возвращение»
Преодоление критического состояния и перемен в жизни Перемены в человеке и перемены в мире до, после и вовремя кризисной ситуации.
Герман Гессе –

«Степной волк»
Попытка осознания своего аутентичного бытия, рефлексия Расщепление личности на фоне одиночества, размышления о смысле бытия.
  1. Дополнительное сопровождение и поддержка клиента на протяжении терапии. Обретение смысла. Очень часто, особенно во время клинической терапии, когда пациент находится в процессе сложных личностных изменений, необходима поддержка в обретении нового смысла и цели. Необходимость определить свое бытие сталкивается со множеством проблем, первая из которых обретение аутентичной точки опоры в мире-сущестовании. Экзистенциально-оринетированная литература помогает в этом.
Название и автор Терапевтическая сфера Особенности произведения
Федор Достоевский –

«Сон смешного человека»
Поиск смысла и цели жизни, проблема жизни и смерти Возможность найти смысл в переосмыслении собственной жизни.
Лев Толстой –

«Смерть Ивана Ильича»
Обретение и переживание собственного смысла Отображение существования как экзистенциальной целостности, столкновение с кризисом как смысло-образующим событием.
  1. Преодолевание страхов и тревог. Проблема страха и тревоги занимает особенное место в экзистенциальной терапии и философии. Онтологический страх, или тревога бытия – «основополагающее чувство человеческой жизни» [5, с.8]. Многие клиенты полагают, что обращаясь к терапевту с подобной проблемой – непреодолимой и беспричинной тревоги – они первые, кто сталкиваются с подобным чувством, однако это не так, и многие классики мировой литературы описывали подобные ситуации, в которых оказывался человек. И если нельзя дать ответа тревоге, то можно обозначить жизненную ситуацию посредством литературы.
Название и автор Терапевтическая сфера Особенности произведения
Альбер Камю – «Чума» Тревога, смерть, ответственность, выбор Столкновение с реальностью бытия, переосмысление жизни после катастроф.
Антон Чехов –

«Человек в футляре»
Мнительность, тревога,

нерешительность, ипохондрия
Проникновение в суть тревоги, подчеркивание уникальности каждой жизни.

 

Нам важно уяснить следующее: литература – это не просто универсальный и общепонятный способ передачи мыслей и эмоций. Литература – это язык, и этим языком необходимо пользоваться. Естетсвенно, что для других направлений терапии, подобный вольный язык может не быть пригоден, однако для экзистенциального направления это скорее плюс, так как оно само по себе сторонится перегруженной научной терминологии.

Библиотерапия опирается на двойную взаимосвязь: сенсуализм между читателем и читаемым. Сенсуализм, в данном контексте, подразумевает чувственное впечатление, т.е. именно то, что в первую очередь воспринимает человек в любом художественном произведении. Не герои, не значимость повествования, а именно чувственная сфера – впечатление. Например, приведу цитату А. Алексейчика, на счет чувств, связанных с переживанием ощущения уверенности в себе: «вера в свои возможности у пациента часто возникает при чтении биографий, автобиографий, воспоминаний, писем выдающихся людей с интересной, но нелегкой судьбой, например, автобиографические произведения Л.Толстого («Исповедь», «Путь жизни»), Ф.Достоевского («Записки из мертвого дома», «Дневник писателя»), А.Чехова («Письма»), где он видит, что гиганты человеческого духа и мысли так же, как и он, переживали неуверенность и в некоторых областях жизни у него с ними немало общего» [6].

Сейчас же необходимо сделать важное замечание по поводу использования этой литературы. Естественно, многое зависит от личности самого терапевта, и его собственного опыта прохождения «курса библиотерапии», но это идет на пользу терапевтическому процессу. И хотя мы сторонимся «субъективности», учитывая экзистенциально-гуманистический подход и его особенности отношения к субъективному, это идет на пользу, ведь, как заметил Дж. Бьюдженталь: «Наша субъективность — это наш истинный дом, наше естественное состояние, необходимое убежище и место обновления. Это колыбель креативности, площадка для воображения, чертежная доска для планирования и сердцевина наших страхов и надежд, скорби и радости» [7, с.22].

 Само по себе чтение уже дает простор для глубокой внутренней рефлексии и самопознания. Сам процесс подразумевает отгораживание и временную изоляцию от внешнего мира и вынесение собственных чувств и эмоциональных откликов на первое место. Анализируя эти отклики и чувства, фиксируя мысли, мы непременно погружаемся в процесс, описываемые Яломом как «…глубокая личностная рефлексия. Условия просты: одиночество, молчание, время и свобода от отвлечений, которыми каждый из нас заполняет мир своего опыта» [2, с.12]. Именно в таком состоянии, зачастую пребывают люди, читающие книги, а значит эта психологическая интервенция полезна сама по себе, даже без специально подобранной литературы.

Впрочем, существуют и некоторые сложности связанные с применением литературы в экзистенциальной терапии. Например, это возможность неверной (или точнее, психологически-негативной) интерпретации сюжета или перенимание негативных черт героев. Именно поэтому психологу, практикующему библиотерапию, стоит регулярно проводить обсуждения прочитанного с клиентом после сессий (одна сессия – несколько глав, рассказов, небольшая повесть и т.д.).

На сегодняшний момент, можно с сожалением заключить, книга перестала играть ту важную социальную роль, какую занимала в обществе еще десять – пятнадцать лет тому. Учитывая современные тенденции и особенности интеграции Украины в международную образовательную систему, важно не недооценивать значение книги и как социокультурного элемента, и как терапевтического средства. Вследствие этого, я хотел бы особенно отметить перспективность данного направления, как в теоретических, так и практических разработках, ведь они являются объединением как психологии и терапии, так и литературы, и что немаловажно являются фактически универсальным средством терапии, а также может вернуть то место книге, которое она утратила за последнее время.

Автор Дмитрий Лобачев

Литература:

  1. Осипова А.А. — Общая психокоррекция. Учебное пособие. — М., Сфера, 2002 — 510 с.
  2. Ялом И. — Экзистенциальная психотерапия. – М., Класс, 2005 – 576 с.
  3. Психологический словарь: под общей ред. А.В.Петровского, М.Г.Ярошевского. – М.,Политиздат, — 494 с.
  4. Бинсвангер Л. – Экзистенциальный анализ. – М., 2014 – 272 с.
  5. Лобачев Д.В. – Между Тьмой и Светом. – Запорожье, Кругозор, 2015 – 112 с.
  6. Алексейчик А.Е. — Библиотерапия – Т., Медицина, 1985. — Электронный ресурс – [Режим доступа] — http://biblioterapia.psi911.com/st003.htm
  7. Бьюдженталь Дж. – Искусство психотерапевта – СПб., 2001 – 304 с.

Между тьмой и светом

КУПИТЬ КНИГУ ДМИТРИЯ ЛОБАЧЕВА «МЕЖДУ ТЬМОЙ И СВЕТОМ» ВЫ МОЖЕТЕ НА НАШЕМ САЙТЕ

Узнать больше о книге можно тут.

Помогите проекту - поделитесь статьей в соц.сетях! Спасибо! 🙂
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Читайте также

Оставьте комментарий